Status
Всем людям, заходящим на мою страницу... Может, чайку?))
Яблочный Спас, Старинный, красивый. Яблоки радостью пахнут И миром... Светлана Андреева
В это яблочное лето Закрома полным-полны, Солнцем радостным согреты, Красны яблоки крупны.
У августа на загривке смешные полоски света,  в них здорово прятать пальцы, зарыться с любовью носом.  В нем каждая сказка жизни становится сказкой лета, и каждый ответ от жизни - всегда на твои вопросы.  Свет пахнет пчелиным воском, теплом травяных настоев, щекотностью волосинок и ласковостью момента.  Всё, кроме любви - пустое, без нашей любви - пустое, достаточно слушать сердце, чтоб просто запомнить это.  Спасение от обиды, от прошлого отрешённость, умение попрощаться с изъевшим тебя с
Фотограф Мария Йылмаз
Падают, падают яблоки Гулко в объятия трав, К сытой земле, словно к матери, Нежно щекою припав. Падают, падают яблоки, Яблочный выдался спас… Где-то небесные ангелы Молятся нынче за нас… Татьяна Хатина
Чуть помедленнее ЛЕТО...  Чуть помедленнее...
Фото инет
Выбор  Мой собственный маленький, но такой привычный и уютный мир рухнул, когда мне исполнилось 34 года. Еще вчера казалось, что все было: уютное жилье и крепкая семья, а сегодня все стало ложью и песком, который просеивался сквозь пальцы. Муж сам подал на развод, продолжая жить со мной в одном доме, улыбаться мне и детям за ужином, а потом просто пришло заказным письмом по почте его исковое заявление и повестка с назначенной датой.  - Давно хотел тебе сказать, — мялся некогда самый родной для
Фото инет
Давно-давно, где-то за год до Олимпиады-80, корреспондент газеты «Комсомольская правда» получил задание — пройти от Владивостока до Калининграда пешком. И периодически он слал в «Комсомолку» свои статьи. У него было много всяких приключений, но я запомнил одну историю. Вот он идет, уже ночь, кругом тишина, никого. Зима, мороз 30 градусов. И он понимает: если сейчас не найдет жилье, то просто погибнет. Вдруг видит где-то да­леко впереди огонек. Подходит — написано «Гостиница», кругом никакого жил
Фото инет
Как это важно, что среди нас еще есть настоящие профессионалы своего дела! Спасибо и низкий поклон за спасенные жизни!
Я просто живу,  и в мои дни вплетаются косичками чужие судьбы.  Случайные люди оказываются неслучайными, они проходят по краешку моего вторника и рикошетят в него инсайтами. На нашем пляже отдыхает классная семья. Папа, мама, сын, дочь.  Дети уже подростки,   лет по 12-14. Папа с сыном смешно ходят по пляжу: папа кладет руки на плечи сыну, и они идут в ногу, паровозиком. Забавно.  Оба в черных очках, черных майках и черных трусах, как пара марширующих агентов в черном.  Левой-правой, левой
Лучший подарок, по-моему, мёд! Это и ослик сразу поймет! Даже немножечко, чайная ложечка — это уже хорошо! Ну, а, тем более, полный горшок! А мёд... я никак не пойму, в чём секрет... Мёд, если есть... то его сразу нет! Вполне... хм-хм... хватило бы мне... хм-хм... пока!.. хм-хм... Половины горшка! "Винни-Пух и день забот"
Возьми на радость из моих ладоней Немного солнца и немного меда, Как нам велели пчелы Персефоны. Не отвязать неприкрепленной лодки, Не услыхать в меха обутой тени, Не превозмочь в дремучей жизни страха. Нам остаются только поцелуи, Мохнатые, как маленькие пчелы, Что умирают, вылетев из улья. Они шуршат в прозрачных дебрях ночи, Их родина — дремучий лес Тайгета, Их пища — время, медуница, мята. Возьми ж на радость дикий мой подарок — Невзрачное сухое ожерелье Из мертвых пчел, мед превративших в с
Медовый Спас знаменует начало августовских Спасов – величайших христианских праздников, любимых в народе. Он установлен в честь Происхождения (вынесения) честных древ Животворящего Креста Господня и знаменует начало Успенского поста. Ежегодно Первый Спас отмечается в середине августа, а именно - 14 числа. Второе название этого праздника, которое также можно часто слышать - Маковей. Это название пошло в память о Маккавеях, семи мучениках, которых упоминают в Ветхом Завете. Однако в народе этимо
Show more
Трагическая судьба графини Чернышевой-Муравьевой. Этот портрет кисти Петра Соколова давно стал хрестоматийным, лицо красавицы, изображенной художником, наверняка всем знакомо – это Александра Григорьевна Муравьева, жена декабриста, последовавшая за ним в Сибирь. А вот о том, при каких обстоятельствах был написан этот портрет, и какую роль он сыграл в драматической истории любви Муравьевых, знают куда меньше. 
П. Ф. Соколов. Портрет Александры Григорьевны Муравьевой, 1825 Александра (Александрина) Григорьевна Муравьева, урожденная графиня Чернышева, могла бы избежать своей печальной участи, если бы не вышла замуж за человека, которого искренне любила. Хотя вряд ли она выбрала бы себе другую судьбу, даже если бы у нее была такая возможность. О ней говорили: «Ее красота внешняя равнялась ее красоте душевной», и в этом не было преувеличения.  Александрина ( 1804-1832) происходила из богатого графского рода Чернышевых, она получила хорошее домашнее образование и воспитание и была завидной невестой. Когда она встретила Никиту Муравьева, ей было 19 лет, ему – 27. Это была любовь с первого взгляда. Родители благословили молодых на этот брак, и в феврале 1823 г. состоялась свадьба. Их семейная жизнь была счастливой и благополучной. Александрина родила двоих детей и была беременна третьим, когда вдруг случилась беда: ее муж арестовали за участие в восстании декабристов. О том, что он был членом тайного общества, его жена даже не подозревала. Его забрали 20 декабря 1825 г., на глазах у ничего не понимающей семьи, и посадили в Петропавловскую крепость.  Своей жене декабрист отправил покаянное письмо: «Увы! Да, мой ангел, я виновен – я один из вождей этого только что раскрытого общества. Я виновен перед тобой, так часто просившей меня не иметь от тебя никаких секретов… Я являюсь причиной твоего несчастия и несчастия всей твоей семьи. Мой ангел, припав к твоим ногам, умоляю тебя о прощении».  Александрина отвечает: «Мне нечего тебе прощать. В течение трех лет, что я замужем… я была в раю… Не предавайся отчаянию, это слабость, недостойная тебя. Не бойся за меня, я все вынесла… Я самая счастливая из женщин». Следствие по делу декабристов длилось полгода. Никиту Муравьева приговорили к смертной казни, позже замененной на 20 лет каторги. Пока муж находился в Петропавловской крепости, Александрина, по его просьбе, заказала у П. Соколова свой портрет и передала его мужу. Художнику удалось передать присущее Муравьевой гармоничное сочетание внутреннего благородства и внешнего обаяния. С этим портретом и письмами жены Никита Муравьев не расставался до конца своих дней. «В минуту наибольшей подавленности мне достаточно взглянуть на твой портрет, и это меня поддерживает», – с благодарностью писал он любимой жене. В другом письме: «Время от времени я беру твой портрет и беседую с ним». 
Акварель П.Ф. Соколова. 1824г А жена в это время хлопочет о том, чтобы ехать на каторгу вместе с любимым, – прекрасно понимая, что сама она из дворянского сословия переходит в «сословие» «жен ссыльнокаторжных», а ее дети, «которые приживутся в Сибири, поступят в казенные заводские крестьяне». То есть сделаются крепостными. Но это неважно. В январе 1827 г. Муравьева отправилась вслед за мужем в Сибирь. Родители не стали удерживать дочь от этого решения, поддержала невестку и Екатерина Федоровна Муравьева, на попечении которой остались их маленькие дети. Никиту Муравьева направили в Читинский острог. В феврале 1827 года туда прибывает Александрина. Первым делом покупает ближайший к тюрьме дом (позднее рядом с ней поселятся другие жены декабристов, а улицу в честь них назовут Дамской). Она может ходить на свидания с мужем два раза в неделю, но вдохновляет уже сама близость к его каземату. Иван Пущин, казначей читинской артели декабристов, пишет: «В ней было какое-то поэтически-возвышенное настроение, хотя в отношениях она была необыкновенно простодушна и естественна. Это составляло главную ее прелесть». Александрина делается декабристским ангелом-хранителем. Имея некоторые средства, она устраивает каторжную аптеку, выписывая из столицы нужные лекарства. Ей же принадлежит идея выписать из России семена лечебных растений и разбить аптекарский огород. Для ссыльного Фердинанда Вольфа, владеющего медицинскими знаниями, она закажет набор медицинских инструментов – самый "современный" из тех, что можно было найти. Она уговаривает Бестужева писать книгу о Рылееве – так ему проще переносить страдания. Добывает для него же краски, кисти и бумагу – таланты Бестужева разносторонние. Доставка книг, подписка на журналы – всего не перечесть. Декабрист А. Розен вспоминал: «Она разрывала жизнь свою сжигающим чувством любви к присутствующему мужу и к отсутствующим детям. Мужу своему показывала себя спокойную, даже радостною, чтобы не опечалить его, а наедине предавалась чувствам матери самой нежной». В письме матери она же признавалась: «Я старею, милая маменька, Вы и не представляете себе, сколько у меня седых волос». Через год после отъезда Александры умер их сын, затем дочь, еще одна дочь лишилась рассудка. Ф. Вольф сполна отплатит Александре Григорьевне за доброту и участие. В 1829 году у четы Муравьевых появится дочь Софья (родители, а вслед за ними и все окружение, будут называть ее Нонушкой), в этот же год в каземате заболеет Никита. Бездетным женам каторжан к тому времени разрешено жить в "номерах тюрьмы" с мужьями, а вот Александра Григорьевна, имея новорожденную дочь, разрывается между домом и острогом. И тогда Вольф, уже имевший рычаги давления и свои докторские подходы к Лепарскому, пойдет к господину коменданту, будет пугать его эпидемией и просить перевести Никиту Муравьева из тюрьмы в дом к жене на ее попечение.
И.Крившинко. "И в Сибири есть солнце. Жена Никиты Муравьева" Показная веселость и активное участие в жизни тюремной артели в этот период, для Александры Григорьевны уже всего лишь ширма, скрывающая от всех настоящие переживания и потрясения. Умирает ее мать в 1828г, Елизавета Петровна, отправившая в ссылку сына, дочь и зятя. Одна из сестер Чернышевых, стремившаяся в Сибирь "помогать", так и не найдет способа выехать из России – она не получит "дозволения", попытается устроиться горничной в услужение, но и это не даст результатов. Рожденная в ссылке Нонушка (1828г), слаба здоровьем и требует постоянного внимания, а найти толковую няньку оказывается не так-то просто. 
Нонушка (Софья) Муравьёва, 1833-35 гг., рисунок Бестужева. Но Александрина не ожесточается и не собирается сдаваться. Она все так же горячо любит своего Никиту. А ведь в Читинском остроге насильно ее не удерживают. Она может в любой момент оставить мужа и уехать. Но такие мысли ее даже и не посещают. Рядом с Никитой, только так. А затем – новое испытание. Из более или менее обустроенного Читинского острога каторжников переводят в острог при Петровском железоделательном заводе. Идти нужно пешком, 600 верст. В 1830 году партия входит в острог под названием Петровский Завод, ныне город Петровск-Забайкальский. Александрина пишет своему отцу: «Мы в Петровском, и в условиях в тысячу раз худших, нежели в Чите. Во-первых, тюрьма выстроена на болоте, во-вторых, здание не успело просохнуть, в-третьих, хотя печь и топят два раза в день, но она не дает тепла, в-четвертых, здесь темно, и искусственный свет необходим и днем и ночью; за отсутствием окон нельзя проветривать комнаты». Но Муравьева и здесь не сдается. Добивается того, что в каземате прорубают окна, пусть и очень маленькие. Продолжает оказывать помощь каторжникам-декабристам – и медицинскую, и денежную, да и просто приободряет добрым словом. А между тем испытания все прибывают. В 1831 году умер отец Александрины граф Григорий Иванович Чернышев, некогда жизнелюб и весельчак, ставший к тому моменту дряхлым, полностью погруженным в свое горе человеком – он даже спал в гробу. Умерла, прожив чуть больше года, дочь Ольга. Казалось, что сил больше не было. Александрина писала свекрови: «Я по целым дням ничего не делаю. У меня нет еще сил взяться ни за книгу, ни за работу, такая все еще на мне тоска, что все метаюсь, пока ноги отказываются. Я не могу шагу ступить из своей комнаты, чтобы не увидеть могилку Оленьки. Церковь стоит на горе, и ее отовсюду видно, и я не знаю как, но взгляд невольно постоянно обращается в ту сторону».
Но она скрывала боль. Она была возле своего мужа, любовь к которому с годами становилась только горячей. На шутливый вопрос декабриста И.Д. Якушкина: “Кого же вы любите больше: Бога или Никитушку”, она ответила с улыбкой: “Господь не обидится, что Никитушку люблю более”. Красивая, нежная, добрая, отзывчивая на чужую беду она была опорой и примером для всех ее окружавших. Проявляя заботу о других, она нередко забывала о себе самой. Осенью 1832 года тяжело заболевает Никита Михайлович, затем дочь. Александра Григорьевна выходила обоих, однако волнения не прошли бесследно. В конце октября 1832 года опять беременная Муравьёва сильно простудилась, бегая в каземат к своему ненаглядному Никитушке. От того, может, у неё снова случились неудачные роды, нареченная Аграфеной ( Агриппиной) девочка прожила всего восемнадцать часов. Александра Григорьевна писала свекрови:  «Дорогая и добрейшая матушка! Не думайте, умоляю вас, что из-за последней утраты и по причине таких страданий я не могла написать вам, но у меня болело сердце, была слабость и сейчас, выздоравливая, я имею такие головокружения, что не могу присесть ни на мгновенье, и если мой почерк нехорош, то это потому, что я прилегла». Вскоре она сама слегла. Два месяца боролась она со смертью, но организм, подточенный постоянным напряжением сил, моральными страданиями, болью потерь, страхом за близких, сдавал. Силы уходили, жизнь угасала. По каким-то семейным преданиям она боялась пожаров, считая их недобрым предзнаменованием. Во время ее болезни у них загорелась баня. Пожар погасили, но впечатление осталось. Затем в ее комнате загорелся абажур на свече, и она сказала окружающим: “Значит скоро конец”. За несколько дней до смерти она узнала, что Фонвизина родила сына и воскликнула: “Я знаю дом, где теперь радуются, но есть дом, где скоро будут плакать!” Это и сбылось. Осенним вечером 22 ноября 1832г она составила последние письма родным и, не желая будить дочь, "простилась", поцеловав ее любимую тряпичную куклу. 22 ноября 1832 г. Александра Муравьева, которая стала для своего мужа не только женой, но и верным другом, и ангелом-хранителем, скончалась. Никита Муравьев, узнав о смерти жены, за одну ночь поседел. У него остался только портрет, на котором его жена навсегда осталась молодой, здоровой и цветущей.  Ее отпевал плачущий местный священник, а в это время, всегда внешне спокойная и сдержанная на проявление эмоций Волконская, рыдала, стоя в сенях, и шептала: "Она умерла на своем посту". "В эту печальную ночь никто из нас не сомкнул глаз, мы бродили из угла в угол, как отуманенные", – запишет позже декабрист Н.И. Лорер. Перед смертью Александра Григорьевна завещала похоронить ее в родовой усыпальнице, рядом с могилами родителей. Мастер на все руки декабрист Николай Бестужев отливает свинцовый гроб, делает и украшает деревянный. Однако царь не дает разрешения перевезти тело в Россию. Александру Григорьевну хоронят в Петровском Заводе. Сибирская земля в ноябре была скована льдом. Могилу рыли каторжники-уголовники – только они, сызмальства привыкшие к физической работе, могли справиться с промерзшей на многие метры землей. Когда им предложили денег, уголовники ответили: «Какие деньги? Мы же мать хороним! Понимаете – мать!» Неудивительно: Александрина помогала всем. Не только каторжникам, но и стражникам тоже. Нечеловеческие условия существования уравнивали всех. Спустя какое-то время, когда из Петербурга придет очередной отказ перенести прах Александры в Тагино, Никита Михайлович и Н. Бестужев спроектируют и построят часовню с неугасимой лампадой над могилой. Ее свет, по выражению одного из декабристов, как путеводная звезда еще долго будет светить путникам, подъезжающим к Петровскому. По свидетельству Горбачевского, к могиле Александры Григорьевны, приходили и простые люди, чтобы поклониться памяти "первомученицы". Лампада светилась в течение 37 лет, поддерживаемая декабристами. Часовня с прахом Александры Муравьевой сохранилась по сей день.
Церковь и некрополь А.Г. Муравьёвой в Петровском Заводе По воспоминаниям дочери, Никита Муравьев до конца жизни становился молчаливым и грустным в октябре и ноябре – месяцы болезни и смерти жены. Он переживёт Александру Григорьевну на одиннадцать лет и будет похоронен в с. Урик – месте своего последнего поселения. Его брат, Александр Михайлович, после перевода в Тобольск, на личные средства организует "Мариинское училище", которое считается первым женским учебным заведением Сибири. Брата Александры Григорьевны Захара Чернышева отправят рядовым на Кавказ. Нонушку отправят к бабушке, затем ей будет дозволено под фамилией "Никитина", учиться в "Екатерининском институте" за казенный счет. Институт находился под особым покровительством императрицы Александры Федоровны, жены Николая I. Однажды государыня приехала проведать своих подопечных. По существующей традиции все воспитанницы называли ее “матушка”. Только Никитина, обращаясь к ней, говорила ей “мадам”. На изумленный вопрос императрицы “Почему?”, Софья произнесет фразу, которая как и "Конституция" ее отца, войдет в историю:  "Моя мама умерла. Она похоронена в Сибири. Ее звали Александра Григорьевна Муравьева".
В скульптуре перед музеем декабристов в Петровске-Забайкальском воплощен подлинный дух декабризма Всего в Сибирь уехало 19 женщин, из них 12 жен (по другим источникам - 11 жен), остальные матери и сестры. Из 121 осужденного Верховным уголовным судом декабриста женатых было только 22 человека. Выходит, не поехало 10-11 человек. При этом по законам Российской империи жена была ОБЯЗАНА следовать за своим мужем. В частности там было указано, что муж определяет место жительства семьи. Самым сложным испытанием для большинства женщин была необходимость расставания с детьми. С ними выезд в Сибирь власти категорически не разрешали. Иван Дмитриевич Якушкин запретил жене Анастасии Васильевне покидать детей и ехать с ним в Сибирь, полагая, что только мать, при всей ее молодости, может дать детям должное воспитание. Артамон Муравьев тоже настоял, чтобы жена осталась с детьми. Другие жены пожертвовали всем, в том числе и самым дорогим - своими детьми, и отправились за мужьями в ссылку. Инфо с разных сайтов инета
7 Jul
Какая грустная история!:'(
  • 1
11 Jul
Она была как яркий факел в тёмном лесу. Столько в ней было любви, тепла и света! Царствие небесное необыкновенной женщине...
  • 2
11 Jul
Неподдельное чувство любви оставляет незавидную участь жертвенности этих прекрасных женщин.
  • 2
11 Jul
Как изменился мир и понятия о любви сейчас, к большому сожалению:-( :'(  :-(
  • 1
Log in or sign up to add a comment